После блистательной победы в Первой битве под Цюрихом, Карл обнаружил то качество своей личности, что много лет спустя не позволит ему добить Наполеона на Дунае, а именно нерешительность. В последствии, анализируя свою деятельность, он будет корить себя за это бездействие, приведшее к фатальным последствиям.

С начала июня, войска эрцгерцога, вместо того, чтобы развить успех и очистить Швейцарию от французов, фактически ничего не предпринимали за исключением нескольких позиционных, не имеющих важного значения, вылазок.

Между тем, Рейн оказался оголённым. Его защищал лишь генерал Старай с 14 батальонами и 68 эскадронами, общей численностью 22 000 человек и небольшой гарнизон крепости Филипсбург, численностью 2 600 человек. Военный министр Директории Бернадот начал формирование новой Рейнской армии, взамен разгромленной армии Журдана. Новым командующим был назначен Жак Леонар Мюллер. Его армия должна была форсировать Рейн, разбить незначительные силы австрийцев на левом берегу и выйти в тыл к эрцгерцогу. Таким образом Карл оказался бы зажатым в клещи с юго-запада Массеной, а  с севера Мюллером.

Это важнейшее обстоятельство позволяет пролить свет на взаимоотношения эрцгецога и великого Суворова. В отечественной историографии и массовой культуре сложилось устойчивое мнение, что Карл, оставив позиции, предал Суворова, который спешил с ним на соединение. Этот миф растиражирован в фильме «Суворов» 1940 г., телеспектакле «Осенняя кампания 1799 г.» 1986 г., других художественных произведениях и в массе публицистических материалов. Однако, ничего общего с реальностью, он не имеет. Суворов действительно был в ярости от того, что Карл ушёл на Рейн, о чём написал в знаменитом письме эрцгерцогу, но никакого предательства со стороны Карла по отношению к Суворову не было и быть не могло. Пассионарность французов, защищавших идеалы своей Революции, раскоординированность действий Вены, Петербурга и Лондона, излишняя самонадеянность Суворова, всё это вкупе привело к поражению союзников в кампании и альпийской катастрофе русской армии.

На конфликте Суворова и Карла стоит остановиться подробно и развенчать, сопровождающие его мифы.

Пара миниатюр эрцгерцога Карла и генералиссимуса Суворова работы венского придворного портретиста Йозефа Кройцингера

Миф 1. Австрийцы предали Суворова не дав ему реализовать, якобы имеющийся у него план, вторжения во Францию с Юга.

На самом деле никакого «Плана Суовора» не существовало. Единственное упоминание о том, что можно как-то называть планом движения союзных войск до Парижа, принадлежит перу инжнер-генерал-майора Огюстена Прево де Люмиана, который посетил Суворова в Кончанском по поручению Павла I. В то время у Суворова не было вообще никаких данных о своих войсках, союзных и противнике, их расположении и снабжении. Говорить о каком-то в «плане» в этой связи просто неуместно. Люмиан записал обычную эмоциональную, во-многом шапкозакидательскую, декларацию «дойти до Парижа». Но этот «марш на Париж», тем не менее, должен был начаться не из Италии, а с Рейна. Таким образом, многократно обыгранный в публицистике «План Суворова», который сорвали вероломные австрийцы, не более чем фантазия псевдоисториков.

Вот, что пишет Клаузевиц о действиях Суворова после Нови: «Суворов не преследовал французской армии и не делал никаких приготовлений к новому наступлению или к использованию в каком-либо пункте своей победы. Он продолжал стоять со своей армией у Нови, снова послав генерала Меласа в Ривальту, и приказал Алькаини снова начать снятую на время осаду Тортоны. В качестве причины своего бездействия он приводил опасения за фланг и тыл своего театра войны, возникавшие у него в связи с событиями в Альпах». Речь об уничтожении левого фланга армии Карла Лекурбом. Так, что ни о каком развитии наступления Александр Васильевич тогда не думал.

Любопытно, что логического объяснения предательства Веной Петербурга, также не существует, как не существует и доказательств каких-либо договорённостей между Австрией и Директорией, об остановке продвижения Суворова у границ Франции в обмен на какие-либо уступки или деньги. Этого просто нет.

План вторжения во Францию через Италию был невозможен также потому, что ещё до Нови (4 августа) Директория постановила существенно усилить итальянский театр двумя свежими армиями под командованием Жубера и Шампионне. К тому же в тылу у Суворова находился Моро, оборонявший Геную. До ликвидации его армии ни о каком движении вперёд речи идти не могло.

Скорее всего, миф о «Плане Суворова» по вторжению во Францию через Италию пораждён развитием мнения об австрийской политике в Италии 1799 года М.И.Богдановича, который в своём труде «Походы Суворова в Италии и Швейцарии» (СПб, 1846 г.) пишет: «Главною целью австрийцев сделалось то, чтобы, удалив из Италии Суворова с российскими войсками, распоряжаться завоеванною страною по собственному произволу». Из этих слов можно сделать вывод, что австрийцы намеренно справадили Суворова в Швейцарию, чтобы закрепиться на отвоёванных землях. Но никаких ссылок на исторические документы или свидетельства современников он не даёт, как и не утверждает, что план наступления на Францую через Исталию существовал.

Миф 2. Карл предал Суворова уведя войска на Рейн.

Как мы увидим позже, Карл, получив приказ двигаться на Рейн, медлил пол месяца, пытаясь разбить французов. Он отдавал себе отчёт, что Римский-Корсаков, оставшись один на один с Массеной будет моментально разгромлен, но к моменту контрнаступления, левый фланг армии Карла уже был разбит Лекурбом. Это была трагическая плата за летнее бездействие. В итоге контрнаступление захлебнулось. Карлу ничего не оставалось, как подчиниться приказу ставки и двинуться на Рейн, однако, он всё же оставил в помощь Римскому-Корсакову 22 000 человек под командованием отважного Фридриха фон Хотце, который сложит голову при Втором Цюрихе, отказавшись сдаться французам.

Опять же, никакого мотива «предвавть» Суворова Карл не имел.

Миф 3. Вена приказала Карлу идти не на Райн, а в Голландию, где Англия и Россия проводили операцию по её освобождению от французов. Якобы, австрийцы опасались, что англичане и русские захватят Голландию, а заодно и бывшие Австрийские Нидерланды. Вене было страшно даже представить, что Англия обзаведётся владениями в континентальной Европе, а тем более Россия. Авторы этого мифа почему-то забывают, что в Великобритании с 1714 года правит династия Ганноверов, родовой домен которой, сам Ганновер, находится рукой подать от Голландии, что же до России, то она просто имела общую границу с Австрией, причём очень протяжённую.

Они также забывают про армию Жака Мюллера, с которой Карлу пришлось бы столкнуться на пути к Голландии, да и не понятно, как бы он противостоял англо-русскому экспедиционному корпусу? Напал бы на союзников? Устрашил бы их одним своим присутствием?

Портрет А.В.Суворова, Ю.А.Бирюков, 2013 г.

Миф 4. Австрийцы саботировали подготовку армии Суворова к альпийскому походу.

Вновь открываем Клузевица: «24 или 25 августа Суворов, действительно, получил приказ идти с русскими войсками в Швейцарию и передать командование в Пьемонте генералу Меласу.

Сначала он хотел сгоряча уже 27-го выступить в поход, но потом его уговорили отсрочить выступление еще на несколько дней, чтобы принять меры для обеспечения продовольствием». Это потом будет роковая шестидневная задержка в Таверне и история с мулами, которых австрийцы предоставят на тысячу меньше обещанного, но первоначально русский гений собирался выдвигаться в поход вообще без всяской подготовки.

Швейцарский поход был для всех неожиданностью. К нему был не готов ни Суворов, ни Малас, который был ответственен за снабжение союзной в Италии. Упрекать австрийцев в злонамеренности тут совершенно не уместно. Австрийская интендантская служба оказалась не способна снарядить 27-тысячную армию для горной войны в считанные недели, если такое вообще было возможно. Причину этого аврала стоит искать не в предательстве, а в двухмесячном бездействии Карла после первого Цюриха. В этом плане у Суворова действительно были веские основания для обиды на эрцгерцога. По сути, это роковое промедление сломало хребет всей кампании.

Миф 5. «Предатель» Вейротер составил неверный маршрут перехода армии Суворова через Альпы, чтобы заманить генералиссимуса в ловушку и погубить.

Назначенный Львом Толстым главным ответственным за поражение под Аустерлицем генерал от кавалерии барон Адам фон Вейротер, заклеймён отечественными горе-историками, как «агент французов» и как агент коварного Гофкгригсрата, пытавшийся любыми способами извести Суворова. Якобы именно он составил для генералиссимуса заведомо погибельный план, равно как и позже составит погибельную диспозицию под Аустерлицем. Что ж, откроем комплементарного к Суворову и не жалующего австрийцев фон Редин-Бибберга («Поход Суворова через Швейцарию», СПб, 1092 г.), он пишет: «Вместо указанных ему дорог через Сплюген или Большой С. Бернард, Суворов выбрал для вторжения в Швейцарию путь через С.-Готард для того, чтобы по кратчайшему направлению выйти в тыл расположению Массены у Цюриха». Великому, но тщеславному полководцу было не с руки признавать собственную ошибку, как не с руки было признавать отечественным ура-патриотам сам факт того, что Суворов мог ошибаться. Проще повесить всё на Вейротера и дело с концом.

Эрцгерцог Карл

Чем же эрцгерцог объяснял своё бездействие в течении двух месяцев? Клаузевиц называет 6 причин:

  1. Карл считал численный перевес над противником недостаточным для продолжения наступления. После Первого Цюриха расстановка сил была следующий (по Клаузевицу): Австрия располагала 80 400 человек, Франция 72 600 человек.
  2. Эрцгерцог говорил, что Массена оттеснён, но не разбит. Таким образом у его войск нет морального перевеса, что необходимо для решительной победы.
  3. Позиция Массены была очень сильна. Карл не видел возможности для её фронтальной атаки, а для проведения фланговых маневров требовались более серьёзные силы.
  4. При обходе правого крыла французы были бы отогнаны к югу от Цюрихского озера, но возникла бы также и невыгодная обстановка, так как австрийцы не смогли бы поддержать свой левый фланг столь же легко и сильно, как французы свой правый.
  5. Эрцгерцог думал, что французы на Рейне имеют значительный перевес перед корпусом Старая и он опасался выхода французов к себе в тыл, но в начале лета, никакой опасности разбитая армия Журдана представлять не могла.
  6. Карл не считал Швейцарию настолько стратегически важной в этой войне, чтобы воевать за неё в полную силу, не смотря на обязательства перед Россией очистить Швейцарию от французов.

Нужно добавить, что Карл также хотел усилить свою армию 30-тысячным корпусом Римского Корсакова, который прибыл в Швейцарию 3-4 августа, но и после этого наступление так и не было начато. Карл продолжал оставаться на позициях глухой обороны имея уже безусловное преимущество перед Массеной.

Впрочем, Клаузевиц оправдывает пассивность Карла, отзывом от него в помощ Суворову в Италии талантливых Бельгарда и Хотце.

Неверно сделанные выводы привели к катастрофе. Зализав раны, Массена, могучим ударом 14-15 августа сокрушает левый фланг Карла. Пока генерал Лекурб наносит главный удар по всему левому флангу, Сульт и Лорж имитируют атаку на главные силы эрцгерцога.

Левый фланг Карла состоял из трёх отрядов: полковника Штрауха, генерала Елачича и генерала Зимбшена. Штраух располагал 6 тыс. человек в составе 8 батальонов и 1 эскадрона, ему содействовал принц Роган, располагавший 2 тыс. человек. Его атаковал генерал Тюрро с 12 тыс. человек . Зимбшен располагал 4 300 человек в составе 6 батальонов и 1 эскадрона. Против него действовал генерал Луи-Анри Луазон, атаковавший суммарно, включая резервы 8 тыс. человек. Елачич имел 9-10 тыс.. Против него Лекурб выставил 11-12 тыс. человек под командованием Жозефа Шабрана. Клаузевиц предполагает, что боем с Елачичем руководил лично Массена.

Это было, пожалуй, самое серьёзное поражение эрцгерцога до сего времени. Австрийцы потеряли убитыми и ранеными почти 8 000 человек, 15-20 орудий, тогда как потери наступающих французов не составили и 2 000 человек. Трагичности ситуации добавляет то, что сетующий на очень сильную позицию Массены Карл, также занимал отнюдь не слабую, и отразить наступление вполне мог даже только в силу рельефа местности. Тем не менее этого не произошло. Помимо людских потерь, австрийцы во мгновение ока лишились контроля над Сен-Готардом – воротами в Швейцарию из Италии.

Английская карикатура на эрцгерцога Карла. 1796 г.

Уничтожение левого фланга армии действительно стало роковым для Карла. Как мы скоро увидим, все попытки исправить свою ошибку не возымели успеха, и эрцгерцог теперь стоял перед острым выбором, либо срочно покинуть Швейцарию, «подставив» Суворова, либо быть раздавленным в клещах Массены и Мюллера.

Однако, вопреки расхожим утверждениям, Карл не снимается с насиженных мест, уже имея приказ о передислокации. Он максимально оттягивает время оставления Цюриха, подготавливая контрудар, который, согласно его плану, должен был искупить поражение, порождённое его бездействием, более того, склонить чашу весов в Швейцарии в пользу австрийцев и удержать Цюрих до прибытия Суворова. Карл готовит контрудар на свой страх и риск без согласования с Гофкригсратом, понимая, что в случае неудачи последствия для него самого могут быть более чем серьёзными. Но союзнический долг и желание исправить положение берут верх.

Карл решается с 60-тысячным войском переправиться через реку Аар (Аре, Аааре) левый приток Рейна и разбить 15-20 тысяч французов, оставшемся без командования Массены. Таким образом, Карл, хотел вновь оседлать своего излюбленного конька, а именно, громить французов по частям.

Он выбрал место для переправы через Аар между населёнными пунктами Грос-Детингеном и Клейн-Детингеном. Операция была назначена в ночь с 16-го на 17-е августа. На противоположном берегу располагалось лишь две роты французов, которых эрцгерцог надеялся рассеять артиллерийским огнём. Начался монтаж понтонов. Не смотря на обильный понтонный парк к 9 утра австрийцам удалось возвести лишь незначительное количество понтонов. Карл приписывал неудачу плохой рекогносцировки местности, скалистому дну и бурному потоку Аара, но Клаузевиц, указывает на то, что, если бы эрцгерцог сначала бы переправил десант на лодках и разбил две роты, охранявших берег, он бы выиграл время для наведения понтонов, или по крайней мере, сделал бы это наведение безопасным. Австрийской артиллерии не удалось отогнать французские роты, состоящие из этнических швейцарцев, на протяжении всех работ, они активно обстреливали австрийских солдат, занятых сооружением мостов. К утру эффект внезапности был потерян и Карл приказал отступить.

Эрцгерцог Карл. Рисунок Роберта Дайтона

21-го числа эрцгерцог предпринимает отчаянную попытку контратаки на левом фланге. Наступлением командует фон Хотце, но терпит поражение. Однако, это действие, как и форсирование Аара уже больше похожи на истерические метания, нежели на продуманный план. Карл это и сам признаёт: «Хотце колебался и требовал подкреплений, ибо в той же степени, в какой не вполне тверда была решимость высшего начальника, колебалась решимость и подчинённого», — пишет Карл в своих воспоминаниях.

До самого своего отхода на Рейн 31 августа эрцгерцог не прекращает контратак, увы все они оказываются бесплодными.  Он 15 дней фактически саботирует приказ Гофкригсрата, пытаясь поправить непоправимое. Когда становится очевидным вся тщетность его попыток, он начинает марш на Рейн, но оставляет в помощь Римскому Корсакову 22 000 человек под командованием фон Хотцев в составе 30 батальонов и 34 эскадронов. В распоряжении Корсакова имелось 30 000 человек.

Как только Карл покинул Швейцарию, Массена не заставил себя долго ждать и вознамерился во что бы то не стало вернуть позорно оставленный Цюрих. Благо, обстоятельства этому благоволили. 25-26 сентября разыгралась Вторая битва за Цюрих. Не будем останавливаться на ней подробно, материалов по этому сражению на русском языке предостаточно, но отметим участие в ней генерала фон Хотце, для которого это сражение стало последним.

Барон Фридрих фон Хотце

Фридрих Фрейхер барон фон Хотце родился 20 апреля 1720 года в Швейцарии в городе Рихтерсвиль в кантоне Цюрих в семье врача. Биография барона чрезвычайно богата на события, он успел послужить герцогу Вюртемберскому во время Семилетней Войны, затем Фридриху Великому, разругавшись со скупердяем Вюртембергом, не желавшим достойно содержать армию. В 1768 году он поступает на русскую службу, где воюет против Турции в войне 1768-1774 гг., ранен при штурме крепости на валашской стороне Дуная Джурджу в 1771 г., удостоился благодарности от Суворова за храбрость и произведен в майоры. В 1777 году он становится майором австрийского кирасирского полка барона Берлихингена. В 1784 году Хотце произведён в подполковники и получает в командование галицийских улан, которые в 1795 гоуд станут основой 1-го уланского полка.  Хотце (пока ещё без приставки «фон») создаёт в императорской армии подразделения пикинеров. В 1778 году он возвращается в Россию, чтобы создать аналогичные формирования пикинеров для русской армии, но уже в 1788 году возвращается в Австрию, чтобы принять участие в новой Австро-Турецкой войне.

Во время Войны Первой Коалиции, Хотце служил под началом Эстерхази и Вурмзера, успешно действовал против Мозельской арми, в частности, командовал третьей колонной в битве при Виссамбурге 13 октября 1793 года и внёс решающий вклад в победу австрийцев. За свои военные заслуги он был произведён в фельдмаршал-лейтенанты и возведён в баронское достоинство.

В кампании 1796 года он отличился при Нересхейме 11 августа и Вюрцбурге 3 сентября. 29 апреля 1797 года он получил Командорский крест ордена Марии Терезии. 

После заключения Кампо-Формийского мирного договора 17 октября 1797 года фон Хотце решил отойти от дел и вернулся в свой дом в Швейцарии, чтобы спокойно встретить старость. Но не успел он вкусить спокойствие мирной жизни в Швейцарии вспыхнула новая война. Подстрекаемые Директорией французские кантоны подняли восстание и свергли правительство в Берне, провозгласив Гельветическую республику. Фон Хотце был лишён швейцарского гражданства и был вынужден вновь вернуться на австрийскую военную службу.

После отхода Карла из Швейцарии, фон Хотце прикрывал левый фланг Римского Корсакова. Он организовал оборону стратегически важного опорного пункта Санкт-Галлен, который был намерен удерживать до подхода Суворова.

Ранним утром 25 сентября 1799 года фон Хотце и начальник его штаба граф фон Планкельт отправились на разведку к деревне Шенис на реки Линта (Линт) в 32-х километрах от деревни Рихтерсвиль, где родился фон Хотце. Густой утренний туман помешал им заранее обнаружить отряд французов, укрывшихся в роще. Французы окружили генерала и хотели принудить к сдаче, но Хотце и Планкельт развернули лошадей и помучилась во весь опор на прорв. Оба были сразу же убиты выстрелами из ружей.

Фон Хотце с поля боя привезли в церковь в Шенисе, где и похоронили. В 1851 году его тело перевезли в Брегенц и установили там памятник. «Генерал Хотце – человек незаурядного таланта и сильного темперамента, решительный командир, более склонный к независимым действиям, чем к подчинению», — напишет потом о нём эрцгерцог Карл.

Барон Фридрих фон Хотце

Важно подчеркнуть, что не смотря на потерю фон Хотце и катастрофу Второго Цюриха, Карл продолжает оказывать содействие русским войскам настолько, насколько это возможно в его положении. Елачич, узнав о прибытии Суворова в Гларис, 2 октября занял Валендштедт, выдвинул свой авангард вдоль Валендштедского озера и заставил французов, находившихся там отступить. Петраш собрал свои войска 4 октября между Флешем и Мейнсфельдом . Однако, Суворов не знал о контрнаступлении Елачича и ничего не сделал для соединения с ним, а затем и вовсе повернул обратно в Австрию через перевал Паникс.

Завершая свой поход, Генералиссимус написал гневное письмо Карлу. Письмо написано по-французски, языке международного общения той поры. Приведём его перевод: «Я покинул Италию раньше, чем должен был, но я придерживался общего плана, который я принял скорее по необходимости, чем по убеждению, я отправил Вам маршрут своего марша в Швейцарии, я прохожу Сен-Готард и пересекаю все препятствия, которые стояли на моем пути, я прибываю в указанный день в то место, где Вы должны были встретиться со мной, и Я Вас стам не обнаруживаю. Вместо того чтобы найти армию в хорошем состоянии и в выгодном положении, я не нахожу вашей армии. Позиция у Цюриха, которую должны были защищать 60 000 австрийцев, была оставлена ​​на высоте 20 000 метров. Пусть у русских закончится еда. Хотце позволил пленить себя; Корсаков побит; французы остаются хозяевами Швейцарии, и я вижу себя наедине со своими войсками, без артиллерии, без еды и без боеприпасов, вынужденных отойти к Граубюндену, чтобы присоединиться к разгромленным войскам. Вы не сделали ничего, что обещали мне. Старого солдата вроде меня можно обыграть один раз, но было бы слишком глупо играть дважды; Я не могу следовать плану действий, в котором не вижу выгоды. Я отправил письмо в Петербург; Я позволю своей армии отдохнуть и ничего не сделаю без приказа моего Повелителя».

Эрцгерцог Карл

Трудно сказать, что было более губительно для русской армии, продолжение движения на соединение с Елачичем и Петрашем или отступление через Паникс, единственно возможному маршруту отхода. Вот как описывает этот маневр Суворова эрцгерцог:

«От Эльма колонна направляется 6-го через крутую границу Граубюндена. Свежевыпавший снег глубиной полметра, проваливающийся при каждом шаге, покрывал узкие тропинки по которым приходилось с трудом поодиночке карабкаться на скалистые массивы горного хребта. С вершины, куда только не взглянешь, простирались Граубюнден и Тироль в виде огромной снежной пустыни. Не было видно ни одной тропинки, ни следа человеческого жилья. Не было ни одного куста, чтобы развести огонь. Не выступало ни вершины скалы, для того, чтобы послужить путнику путевым указателем или точкой опоры.

На противоположном склоне, под влиянием холодных ветров, снег примёрз так гладко, что лишь падение идущих впереди людей и лошадей могло предупреждать шедших следом об опасности поскользнуться и необходимости заменить данную тропинку другой, столь же опасной. На это был потрачен целый день. С трудом достигли авангард и главная квартира деревни Паникс. Вся колонна провела ночь на самой высокой вершине, на обоих склонах хребта под открытым небом. Свыше 200 человек и большая часть вьючных животных поплатились жизнью. Привезённые с собой горные пушки одна за другой сбрасывались в пропасть, и 8 октября хвост колонны всё ещё не достиг Паникса».

Пропасти перевала Паникс. Фото: https://olly-ru.livejournal.com/284268.html

Этот невероятный по сложности поход русских войск явил удивительные высоты духа русского солдата, но вместе с тем и подорвал здоровье пожилого Суворова. Расположив войска, которые удалось сохранить, на зимних квартирах в Баварии, генералиссимус вскоре получил приказ императора Павла и 15 ноября двинулся в Россию. 6 мая следующего года великий Суворов скончается в Санкт-Петербурге, продолжая считать эрцгерцога предателем и архитектором швейцарской западни.

Пока Корсаков и фон Хотце готовились оборонять Цюрих ситуация в Нидерландах становилась критической. Голландская экспедиция терпела крах и даже прибытие армии эрцгерцога не могло бы исправить положения. Французы уже во всю хозяйничали на Среднем Рейне. Генерал Мюллер ещё 26 августа взял Майнгейм и приступил к осаде Филипсбурга.

11 сентября Карл снимает осаду с Филипсбурга и преследует французов до самого Майнгейма. Там, уже спешно возводят новые укрепления, ещё недавно уничтоженные французами при штурме. В распоряжении эрцгерцога для штурма Майнгейма находится 34 000 человек, 24 000 было им оставлено на Верхнем Рейне.

Оборона Мангейма состояла из 5 батальонов и 5 эскадронов, из которых 2 батальона и 2 эскадрона стояли в деревни Некерау, а остальные занимали сам Мангейм. Город располагался на месте слияния Рейна и Неккара, и защищён водой с трёх сторон.

Сражение при Мангейме 18 сентября 1799 г.

18 сентября под покровом густого тумана эрцгерцог двумя колоннами атаковал укрепления между Некерау и Мангеймом. Одновременно один батальон и 7 эскадронов переправились через Неккар, чтобы создать угрозу предмостному укреплению. В то время как пехота шла на окопы, кавалерия развернулась перед колоннами. Увлекшись отражением лобовой атаки, французы забыли про совой правый фланг, к которому незаметно подбирался ещё один австрийский батальон, который и сыграл решающую роль в захвате Некерау. Поняв, что дело безнадёжно, французы начали массово оставлять позиции и стекаться в крепость, что вызвало в ней неразбериху и панику. В тот день Карл взял 2 знамени, 23 орудия, 1800 человек пленными, включая 2-х генералов. Потери австрийцев доподлинно неизвестны, но Клаузевиц указывает, что они были незначительным.

Взяв Мангейм Карл принялся окончательно разрушать его укрепления, и без того серьёзно повреждённых первым штурмом французами, справедливо полагая, что для их восстановления нужно было слишком много ресурсов и времени, а город, очевидно скоро пришлось бы оставить. Он не должен был превратиться в новый укреп-район противника. Часть своей кавалерии эрцгерцог направил на патрулирование всего района вплоть до реки Ланн.

Эрцгерцог Карл

Штурм Мангейма совпал с катастрофическим поражением, которое нанёс генерал Гильом Брюн экспедиционному корпусу союзников в Голладии у Бергена. Исход Голландской экспедиции был предрешён и Карл уже никак не мог исправить ситуацию. Вот что эрцгерцог говорит по этому поводу в своих воспоминаниях: «Как ни блестящ был штурм Мангейма, тем не менее он принёс мало пользы английской высадке в Гельдере. Отдалённость этих пунктов была слишком велика и между ними находилось слишком много препятствий, чтобы одна операция смогла послужить на пользу другой. Кроме того, обе эти операции не угрожали противнику настолько, чтобы он лишился возможности обратиться сначала после того, который внушал бы ему наибольшие опасения. По этой причине наступление эрцгерцога на реке Неккар не удержало французов от отправки всех свободных сил к морскому побережью. Они рассчитывали, что со стороны Рейна им в данный момент нечего опасаться быстрого и чувствительного удара, поэтому они и отвели в Ландау остаток своих войск, вернувшихся с правого берега Рейна».

Получив известие о разгроме Корсакова и фон Хотце под Цюрихом, Карл снимается с места и отправляется на юг. 6 октября он оказывается на Дунае между Донауэшингеном и Велингеном. Здесь Карлу представился уникальный шанс отомстить за Цюрих, взяв под своё крыло разгромленного Римского-Корсакова, тем самым, вернув доверие у русских, и нанести удар изрядно потрёпанному Массене.. Суворов ещё не получил приказа от Павла уходить в Россию. Но эрцгерцог этот шанс не использовал, за что получил порицание от Клаузевица. Да и сам осудил свои действия в мемуарах.

«Но в распоряжении эрцгерцога ещё оставались средства вновь вторгнуться в Швейцарию, — пишет Карл, немедленно после отхода его войск от Мангейма, обратно захватить Цюрих и занять выгодную линию для своих зимних квартир по обеим берегам Рейна, между швейцарскими озёрами и истоками Неккара. Быть может, он увлёк бы за собой русских и вдохнул бы в них энергию, ибо всякий охотно присоединяется к решительному человеку и, по крайней мере, стремится не отстать от него, если не в состоянии его превзойти. Однако этот упрёк необходимо сопроводить упоминанием обстоятельств, которые, правда не вполне его устраивают, но всё же в состояние, по крайней мере, смягчить его. Политические соображения удалили эрцгерцога из Швейцарии. Их подоплёка была ему настолько ясна, чтобы пренебречь ими, но во всяком случае эти соображения должны были возбудить в нём сомнения, а когда бывало, что сомневающийся, блуждающий, в неизвестности полководец действовал решительно? Поскольку операция у обеих концов Боденского озера должна была совершаться двумя колоннами, то было неизбежно оставление на некоторое время Форарльберга и Граубюндена или же уменьшение численности стоящих на подступах к ним войск, для того, чтобы бы каждой из обеих колонн предоставить достаточную самостоятельность, и чтобы они до своего объединения не были уничтожены по частям. Хотя это временное ослабление сил не принесло бы никакого существенного военного ущерба, всё же оно не соответствовало намерениям венского двора и господствующему мнению. С другой стороны, французская Рейнская армия, наряду с улучшением её организации, ежедневно получала подкрепления и получала всё большую возможность угрожать Германии, оборона которой лежала исключительно на обязанности эрцгерцога».

Эрцгерцог Карл

13 октября Суворов сменил гнев на милость и предложил эрцгерцогу новый план действий. Он рекомендовал Карлу покинуть Граунбюнден, сжечь Нижний таможеный мост (мост через Рейн у Мейсфельда) и взорвать Сен Луциенштейг. После этого, 17-го числа Суворов должен был форсировать Рейн у Майнингейна и Хёхста и 18-го соединить свои войска у Сан Галлена, а у Винтертура соединиться с Римским Корсаковым. Который, в свою очередь должен был двигаться навстречу фельдмаршалу двумя колоннами. 6 000 австрийцев предполагалось оставить на позициях в Фельдкирхе для прикрытия левого фланга Суворова во время переправы через Рейн. Но вместо того, чтобы довериться многоопытному полководцу, не проигравшему ни одного сражения, эрцгерцог начинает искать в плане недостатки. Некоторые из замечаний Карла были вполне обоснованным, например, он указывал, что Римский-Корсаков на марше может быть атакован Массеной. Тем не менее эти возражения только разозлили Суворова, не терпевшего критики. Когда Карл предложил альтернативу, чтобы Римский-Корсаков присоединился к нему, а он был направил в Швейцарию крупную колонну войск, сам при этом оставаясь за Рейном, Суворов ответил резким отказом. 16 октября в Линдау на Боденском озере Суворов одному из адъютантов эрцгерцога гневно изложил свою точку зрения: «Передайте его светлости эрцгерцогу, что я не знаю, что такое оборона, а умею только атаковать. Я двинусь вперёд, когда сочту нужным и тогда не остановлюсь в Швейцарии. Я направлюсь, согласно имеющимся у меня приказаниям, прямо во Франш-Конте. Передайте ему, что в Вене я буду у его ног, но здесь я, по крайней мере, равен ему. Он – фельдмаршал и я тоже. Он на службе у великого императора, и я тоже. Он молод, я стар. Я приобрёл опыт в результате одержанных побед, и мне не от кого получать советы и указания. Я получаю их только от Бога и от своего меча». Все остальные попытки эрцгерцога убедить Суворова в своей правоте не увенчались успехом.

Несомненно, эта роковая ошибка пренебрежения опытом гения и недостаточная почтительность к нему, стоило эрцгерцогу и Австрии в целом победы в войне. Странное поведение Карла кажется ещё более удивительным, принимая во внимание его скромность, отсутствие бахвальства и высокомерия, свойственное многим военачальникам. Как бы там ни было, демарш эрцгерцога рассорил его и русского гения теперь уже навсегда.

Не успел Карл оставить Мангейм, как его тут же вновь заняли французы, но город был уже непригоден для обороны из-за полностью разрушенных укреплений. Сразу после этого французы вновь осадили Филипсбург, осада с которого была снята 3 ноября благодаря победе принца Лотарингского под Эрлигхеймом. Однако, 16 ноября Лекурб вновь начал наступление на несчастный Филипсбург и снова осадил город. Осаду удалось снять лишь 3 декабря силами генерала Старая.

Карта основных сражений кампании 1799 г. на Рейнском театре военных действий

К концу 1799 года и французы и австрийцы были максимально истощены. Карл, после ухода Суворова, не мог наступать на Швейцарию, Массена на Швабию. Мюллер и Старай стояли друг против друга на Средней Рейне. Но австрийцы лишились Суворова, а французы приобрели Бонапарта. Карл был решительным противником продолжения войны и настаивал на мире, однако венский двор желал иного. Эти желания пообещал оправдать Пауль фон Край, который и был назначен новым главнокомандующим вместо «пораженца» Карла, который, сославшись на здоровье удалился к себе в Богемию. За ним сразу же были оправлены гонцы с просьбой организовать ландвер в Богемии, чем эрцгерцог и занялся.

Бравый настрой Края оказался совершенно неоправданным. 17 марта он терпит поражение от Моро во второй битве под Штокахом, 4-5 мая при Мескрихе и 9 мая от Сен-Сира при Биберахе. 5 июня его ждёт разгром при Оксенхаузене, а 19-го при Гохштедте после чего Край запросил перемирия. Гофкригсрат меняет его на младшего брата Карла эрцгерцога Иоганна, который считался самым талантливым в семье. 1 декабря Иоганн блистательно разбивает при Ампфинге Гранжана, Нея, Леграна и Арди, но уже 3 декабря, столкнувшись с главными силами Моро терпит сокрушительное поражение под Гогенлиденом, что в сочетании с полным крахом австрийцев в Италии, делает невозможным продолжение войны.

Эрцгерцог Карл

К Карлу направляются эмиссары Венского двора и просят вновь встать во главе армии для спасения её и Отечества. Карл, который к тому времени уже сформировал 25-тысячное ополчение, принимает предложение, но настаивает на мире. 25 декабря в Штейере он подписывает с Моро соглашение о перемирии, которое стало прологом Люневильского мира, подписанного 9 февраля 1801 года. Согласно условием мирного договора Священная Римская Империя окончательно отказывалась от любых притязаний на Левый берег Рейна, признавались марионеточные республики, созданные Францией: Гельветическая, Батавская, Лигурийская и Цизальпинская, который Австрия уступала ещё и земли по правому берегу реки Адидже.

Тяжёлое поражение, которое стало прямым следствием непоследовательной политики венского кабинета и переоценке собственных сил, стоило должности канцлеру Тугуту, которого временно заменил Траутмансдорф, а вскоре Людвиг фон Кобенцль.

Эта война показала необходимость кардинальных реформ в австрийской армии, чем и будет заниматься на протяжении следующих 8 лет наш герой.

Продолжение следует.

Список использованной литературы

1. Шарль-Теодор Бове де Прео. «Революционные войны». М.: Клио. 2018.
2. Военный энциклопедический лексикон. СПб.: 1841.
3. «Германская военная мысль»: М. Астрель.: 2012
4. А. Подымов. Карл-Людвиг-Иоганн Габсбург. Эрцгерцог, побеждавший Бонапарта
5. Ярослав Шимов. «Австро-Венгерская Империя». М. Эксмо.: 2003 г.
6. Марков М. И. История конницы. Книга III. От Фридриха Великого до Александра Суворова. М. Кучково поле. 2009.
7. Свечин А.А. Стратегия в трудах военных классиков. Т.II. — М.: Госвоениздат, 1926 г.
8. Наполеон Бонапарт. Военное искусство. Опыт величайшего полководца. ООО «Яуза-пресс», 2019 г.
9. М.И.Богданович. «Эрцгерцог Карл как полководец и как военный писатель», 1847 г.
10. М.И. Богданович. Походы Суворова в Италии и Швейцарии
11. Письмо А. В. Суворова эрцгерцогу Карлу о действиях русских войск в Швейцарии и о возможности нового наступления союзных войск к р. Тур
12. Фридрих Фрайхер фон Хотце
13. Готце (Johann Konrad Friedrich von Hotze) Иоганн Конрад Фридрих (1739-1799)
14. Карл фон Клаузевиц. 1799 год. Часть первая. Часть вторая.
15. Ричард Эрнест Дюпюи, Тревор Невитт Дюпюи. Война. Полная энциклопедия. Все битвы, сражения и военные кампании мировой истории с 4-го тысячелетия до нашей эры до конца XX века. Центрполиграф, 2015 г.
16. А.Самсонов. Как Наполеон стал хозяином Италии
17. Фон Рединг-Биберегг. Поход Суворова через Швейцарию
18. hofkriegsrat.blogspot.com Сражение при Штокахе
19. hofkriegsrat.blogspot.com Сражение у Цюриха
20. Dimitrios Siggrafeas. Швейцарские ножницы: Интерлюдия в библиотеке
21. Reiner Vogt. 1799 Die Verteidigung der nördlichen Ortenauwährend des 2. Koalitionskrieges (1799–1802)
22. 1799-So starb General Hotze
23. Enrico Acerbi. The Austrian Imperial-Royal Army 1805-1809

Серж Сакенов

Другие части:
Часть I. Солнце Неервиндена
Часть II. 1796 год. От Рейна до Амберга и обратно
Часть III. Впервые против Бонапарта
Часть IV. 1799 год. Вторая экзекуция Журдана

__________________________________________________
Понравилось? Поддержи автора деньгами!

Это не коммерческий проект, автор тратит свои личные время и средства, чтобы подготовить для тебя этот материал.

Карта автора для донейшена: 5336 6901 4978 6735

Westernworld
s.vasenko@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *